СЛАВЯНСКАЯ МИФОЛОГИЯ

Авсень (Овсень) У древних славян бог самого начала весны и начала осени: бог смены времён года. Кроме того, Авсень покровительствует коням и пастухам, всячески им помогает. Ведь именно на коне-золотисто- рыжем, как солнце или кленовый лист,-привозит он вести о начале весны и осени.

Алатырь-камень Этот бел-горюч камень лежит на острове Буяне и наделен самыми чудесными свойствами. Алатырь — всем камням камень, всем камням отец! Как гласят легенды, он упал с неба, и на нем были начертаны письмена с законами бога Сварога. Под Алатырь-камнем сокрыта вся сила земли русской, и той силе конца нет. "Голубиная книга", объясняющая происхождение мира, утверждает, что из-под Алатырь-камня текут источники, дающие всему миру пропитание и исцеление, то есть живая вода. На Алатырь-камень садится красная девица Заря, прежде чем расстелить по небу свою розовую фату и пробудить весь мир от ночного сна. Именем этого камня скрепляется чародейное слово заклинателя: "Кто сей камень изгложет, тот мой заговор превозможет!" Ну а уж это — дело совершенно немыслимое.

АЛЁША ПОПОВИЧ Русский богатырь, третий и самый младший на "заставе богатырской". Но хоть он и послабее Ильи Муромца и Добры-ни Никитича, а все же выпало ему на долю побороться с сыном Змея Горыныча — Тугарином Змеевичем, представляющимся народному воображению наделенным всеми статьями богатырскими, и не только земными, но и волшебными.
Алёша Попович, впрочем, берет свое не столько силой и удалью, но больше лукавством и хитростью. Он непрочь приврать и приукрасить свои подвиги.

АЛКОНОСТ Чудесная птица, жительница Ирия — славянского рая. Лик у нее женский, тело же птичье, а голос сладок, как сама любовь. Услышавший пение Алконоста от восторга может забыть все на свете, но зла от нее нет, в отличие от Сирина. Алконост несет яйца "на крае моря", но не высиживает их, а погружает в морскую глубину. В эту пору семь дней стоит безветренная погода.

Анчутка Злой дух, одно из древних русских названий чёрта.Анчутка живёт то в воздухе, то в воде и , как всякая нечисть, мгновенно отзывается на упоминание своего имени.

Асилки (Осилки, Велеты) В восточно-славянской мифологии великаны-богатыри. Жили в древние времена; по некоторым мифам, создавали реки, воздвигали утёсы и т.д. Возгордившись своей силой, асилки стали угрожать богам и были за это уничтожены.

Аспид По повериям древних славян, это крылатая змея, которая "нос имеет птичий и два хобота. В какие края летать она повадится, те места опустошит." Живет аспид в горах каменных и на землю никогда не садится: только на камень. Его невозможно убить стрелою, можно только сжечь.

Баба-Яга В мифологии древних славян лесная старуха-волшебница. Ее образ перешел в русские сказки более позднего времени. Баба-Яга живет в лесу в "избушке на курьих ножках", пожирает людей; забор вокруг избы — из человеческих костей, на заборе черепа, вместо засова — человеческая нога, вместо запоров — руки, вместо замка — рот с острыми зубами. В печи Баба-Яга старается изжарить похищенных детей. Кроме образов Бабы-Яги воительницы и похитительницы, сказка знает и образ дарительницы, помощника героя. У Бабы-Яги одна нога — костяная. Она летает в ступе, заметая след помелом. Связь с дикими зверями и лесом позволяет выводить ее образ из древнего образа хозяйки зверей и мира мертвых.

Баенник По представлениям древних славян, живет этот дух в крестьянской бане за каменкой или под полком, на котором парятся. Хотя он невидим, его движение в куче нео-паренных веников можно услышать ночью.
Баенник всегда моется после всех людей, обыкновенно разделяющихся на три очереди, а потому четвертой перемены, или четвертого пара, все боятся: в эту пору моются черти, лешие, овинники, русалки. Сунется неосторожно человек — "он" накинется, станет бросаться горячими камнями, плескаться кипятком; если не убежишь умеючи, то есть задом наперед, может совсем запарить, а все будут думать, что просто угорел человек.
Добиваются расположения баенника тем, что оставляют ему кусок ржаного хлеба, густо посыпанного солью. А чтобы навсегда отнять у него охоту вредить, приносят в дар черную курицу. Выстроив новую баню, такую курицу, не ощипывая перьев, душат (а не режут) и закапывают под порогом. Полезно также оставлять в кадушках немного воды и хоть маленький кусочек мыла, в углу — веник.

Баян Легендарный поэт-певец славянских эпических сказаний. Его прародитель — бог мудрости Велес, а потому Баян умеет слышать голоса птиц и зверей, а потом перелагать их на язык человеческий. Струны его гуслей — живые, персты его — вещие.

Белбог Воплощение света, бог добра, удачи, счастья, блага у древних славян. Святилище его было на холме, открытом солнцу, а многочисленные золотые и серебряные украшения Белбога отражали игру лучей и даже ночью озаряли храм, где не было ни единой тени, ни единого мрачного уголка.

Берегиня По архаическим представлениям славян, Берегиня — великая богиня, породившая все сущее. Ее сопровождают всюду светозарные всадники, олицетворяющие солнце. Культ Берегини был представлен березой — воплощением небесного сияния, света. Со временем береза стала особо почитаться на "русалиях" — празднествах в честь берегинь (русалок).

Ведьмы (Колдуньи) В народных поверьях женщины, вступившие в союз с дьяволом (или другой нечистой силой) ради обретения сверхъестественных способностей. Колдовству ведьм приписывали эпидемии, засуху, неурожай. Ведьмы могли предсказывать будущее, делать яды и приворотные зелья. Они наделялись способностями оборотничества, летать по воздуху, оживлять любой предмет, делаться невидимыми. Их атрибуты — летучие мыши, черный кот, помело, кочерга, волшебные травы и т.п. Обычная внешность ведьмы — безобразная старуха, но она может принять и облик молодой привлекательной женщины. Для общения с нечистой силой ведьмы слетались на шабаш верхом на помеле, на козле или свинье, в которых могли превратить человека. Их вмешательство могло повредить урожаю и благополучию всего общества: верили, что иногда (особенно в Новый год) можно увидеть ведьм, проносящихся в буре вместе с другой нечистью.

Волхвы (Ведуны, Вещуны) Гадатели, пророки, предсказатели, ведающие прошлое, настоящее и будущее, древние служители славянских языческих богов.
Волхвы приносили жертвы от имени всего народа, составляли мудрые календари, знали "черты и резы" (начатки древней письменности), хранили в памяти историю племен и стародавние предания, мифы.
Известны волхвы-облакопрогонители, или облакопрогон-ники, которые должны были предсказывать — и своим магическим действием создавать необходимую людям погоду. Были волхвы-целители, лечившие людей средствами народной медицины; позднейшие церковники признавали их врачебные успехи, но считали грешным обращаться к ним. Существовали волхвы-хранители, которые изготовляли различные амулеты-обереги и изображения богов.
Кроме волхвов-ведунов, существовали и женщины-колдуньи, ведьмы (от "ведать" — знать), чаровницы, "потворы".
Волхвы-кощунники — так назывались сказители "ко-щюн", древних преданий и эпических сказаний. Сказителей называли также "баянами" — от глагола "баять": рассказывать, петь, заклинать.

ВОЛОС В мифологии славян "скотий бог" — покровитель домашних животных и бог богатства. В Киеве идол Белеса стоял на Подоле (в нижней части города). Белес считался вторым после Перуна по своему значению, потому что Перун покровительствовал княжеской дружине.

Вий В восточнославянской мифологии персонаж, чей смертоносный взгляд скрыт под огромными веками или ресницами. Ресницы или брови Вия поднимали вилами его помощники. Человек, не выдерживавший взгляда Вия, умирал.

Вилы В мифологии южных славян женские духи, очаровательные девушки с распущенными волосами и крыльями, одетые в волшебные платья: кто отнимал у них платье, тому они подчинялись. Вилы могли летать, как птицы, обитали в горах. Они владели колодцами и озерами и умели "запирать" воды. Если отнять у вил крылья, они теряют способность летать и становятся простыми женщинами. Ноги у них козьи, лошадиные или ослиные, вилы закрывают их длинной белой одеждой. К людям, особенно к мужчинам, вилы относятся дружелюбно, помогают обиженным и сиротам. Если разгневать вилу, она может жестоко наказать, даже убить одним своим взглядом. Вилы умеют лечить, могут предсказывать смерть, но и сами они не бессмертны.

Вирий В мифах славянского язычества древнее название рая и райского мирового древа, у вершины которого обитали птицы и души умерших. Ключи от Вырия некогда были у вороны, но та прогневала бога, и ключи передали ласточке.

Водяной (Водяник, Водовик) В мифологии славян злой дух, воплощение стихии воды как отрицательного и опасного начала. Чаще всего выступает в облике мужчины с отдельными чертами животного (лапы вместо рук, рога на голове) или безобразного старика, опутанного тиной, с большой бородой и зелеными усами. Водяным приносили в жертву черного козла, черного петуха; существовал обычай держать на водяных мельницах черных животных, любезных водяному. По поверьям, у водяного были коровы черного цвета, он обитал в черной воде. Водяные утаскивали людей к себе на дно, пугали и топили купающихся. Женились они на русалках или красивых утопленницах. Возраст водяного неопределен: при рождении месяца он молод, при смерти его — стар. По ночам он любит кататься на мельничном колесе или высовываться из воды в образе щуки, пугая рыбаков. Самое ненавистное водяному животное — заяц; он также не может терпеть, когда на воде свистят: гнев водяного вызывает огромную бурю.

Волкодлак Славянские мифы называют так человека-оборотня, обладающего сверхъестественной способностью превращаться в волка. Считалось также, что колдуны могли превратить в волков целые свадебные поезда. Приметой волкодлака является заметная от рождения "волчья шерсть" на теле. Считается, что волкодлаки съедают луну или солнце при затмении. Волкодлак становился упырем, поэтому рот ему после смерти зажимали монетой. В русской литературе А.С.Пушкин первым употребил название для них- "вурдалак"

Вурдалаки (Упыри и Упырицы) Они сродни вампирам, злобным покойникам, в которых через сорок дней после смерти вселяется нечистый дух. Древние славяне "клали требы", то есть приносили жертвы упырям еще прежде, чем начали поклоняться громов-нику Перуну. Считается, что упырем становится после смерти человек, рожденный от нечистой силы или испорченный ею (будущего упыря можно узнать по двойным рядам зубов); умерший, через гроб которого перескочил черт в образе черной кошки; "заложный" покойник (самоубийца) или колдун.Ночами упыри встают из могил, обуреваемые желанием сосать кровь спящих людей.

Гамаюн — вещая птица, посланник славянских богов, их глашатай, поющий людям божественные гимны и провещающии будущее тем, кто умеет слышать тайное. Когда летит Гамаюн, с восхода солнечного приходит смертоносная буря. Гамаюн все на свете знает о происхождении земли и неба, богов и героев, людей и чудовищ, птиц и зверей.

ГРИФОН  — крылатый лев с головой орла.

ДАЖЬБОГ Сын Сварога, бог солнца и его олицетворение в славянских мифах. Идол его стоял на холме в Киеве. Предполагается, что имя это образовано сочетанием слов "дать" и "бог". В "Слове о полку Игореве" Дажьбожьи внуки — русские, покровителем и родоначальником которых считалось это светоносное божество. Наши предки верили, что Дажьбог покровительствует свадьбам, встречает жениха на рассвете в день бракосочетания. Дажьбог замыкает зиму и отмыкает лето.

Деды (Дзяды) Духи предков в славянской мифологии. У восточных и западных славян особый обряд почитания дедов совершался весной на седьмой день после Пасхи (семуха, весенняя радуница или пасха усопших) или осенью (деды, или большие осенины в Белоруссии, костромская дедова неделя, во время которой, по поверью, умершие родители отдыхали). В жертву покойникам приносилась пища. Души умерших приглашали на угощение в дом: "Деду, иди до обеду!" Дедам посвящалась первая ложка или первый стакан: его могли выливать под стол или ставить за окно, через которое влетали "меньшие" деды, тогда как "большие" входили через дверь.

Денница Образ полуденной зари (или утренней звезды) в славянской мифологии, мать, дочь или сестра солнца, возлюбленная месяца, к которому её ревнует солнце.

Див Одно из воплощений верховного бога Сварога в славянской мифологии. Память об этом сказочном, невероятном существе сохранили для нас слова "диво", "удивление": то есть нечто, вызывающее изумление. Облик Дива никто не мог удержать в памяти, разные люди даже видели его по-разному! Сходились отзывы о нем в одном: это вихрь-человек, сверкающий, точно молния, который внезапно появлялся на пути войска, идущего в поход, на бой, и выкликал пророчества: то страшные, то благоприятные. В разгар боя он веял своими крыльями над теми, кто был обречён на поражение, и кликни его чудились погребальным плачем, в последним прощанием с жизнью, с белым светом...

Дид Третий сын богини Лады после Леля и Полели, бог супружеской любви в мифах славянского язычества. Иные полагали его покровителем охлаждения, остывших чувств, однако это не так: он покровительствовал прочным союзам, неизбывной любви.

Дидилия Богиня женского плодородия в славянской мифологии. Ей поклонялись все бесплодные, а особенно беременные женщины. Дидилия покровительствовала благополучным родам и воспитанию младенцев. Статуя этой богини представляла собой молодую, прекрасную, цветущую женщину, увенчанную драгоценными камнями. Один кулак у нее был сжат, что знаменовало трудности родов, а другой разжат: это означало благополучное разрешение.

ДОБРЫНЯ НИКИТИЧ Богатырь-змееборец русских былин. Здесь Змей является лютым ворогом народа православного, злым похитчиком красных девушек, лукавым обольстителем жен.

Догода Бог тихого, приятного ветра и ясной погоды, полная противоположность своему свирепому брату, покровителю ветров Позвизду. Румяный, русокудрый юноша в васильковом венке, в серебристо-голубой одежде, с самоцветными крылами за спиной, Догода неспешно пролетает над землею, осеняя ее своей улыбкою, ласковым взором, приветливо помахивая вечно цветущей веткою розовоцветного шиповника.

Додола У древних славян богиня лета как времени года и лета человеческой жизни — молодости. С особенной любовью покровительствовала Додола молоденьким девицам, их забавам, песням, играм и причудам: гаданьям, верованьям — всем девичьим тайнам и секретам.

Домовой В восточнославянской мифологии дух дома. Представлялся в виде человека, часто на одно лицо с хозяином дома, или как небольшой старик с лицом, покрытым белой шерстью, и т.п. Тесно связан с благополучием дома, особенно со скотом: от его отношения, доброжелательного или враждебного, зависело здоровье скота. Различались два вида домовых — доможил, живший в доме, обычно в углу за печью, куда надо было бросать мусор, чтобы "домовой не перевелся" (назывался также доброжилом, доброхотом, кормильцем, суседушкой), и дворовый, часто мучивший животных. Домовой нередко сближался с нечистой силой. По поверьям, он мог превращаться в кошку, собаку, корову, иногда в змею, крысу или лягушку. Домовыми могли стать люди, умершие без причастия. Жертвы домовому (немного еды и т.п.) приносили в хлев, где он обычно и жил.

Дракон Крылатый, летучий змей, мифологическое существо, представлявшееся в виде сочетания элементов разных животных: обычно головы (часто нескольких голов) и туловища пресмыкающегося (змеи, ящера, крокодила) и крыльев птицы; иногда в состав такого комбинированного образа входили и части тела других животных (рыбы, пантеры, льва, козла, собаки, волка и др.). Дракон может считаться дальнейшим развитием образа змея: основные признаки и мифологические мотивы, связывавшиеся с драконом, в главных чертах совпадают с теми, которые характеризовали мифологического змея. Как и змей, дракон связывался обычно с плодородием и водной стихией, в качестве хозяина которой он выступал. Дракон считался также покровителем сокровищ, получить которые можно было только убив его.

ДРЕВО ЖИЗНИ Символ творческих сил природы, незыблемости миропорядка.

Жар птица В восточнославянской мифологии чудесная птица. За этой птицею, приносящей тому герою, который овладеет хоть одним ее пером, великое счастье, отправляются один за другим в неизведанный путь сказочные добры молодцы. Жар-птица живет в тридесятом царстве или у Кощея Бессмертного, в райском саду, окружающем терем Царь-девицы. Растут в том саду золотые яблоки, возвращающие молодость старикам. Днем сидит Жар-птица в золотой клетке, напевает Царь-девице райские песни: поет она — из клюва скатный жемчуг сыплется. Ночью вылетает она в сад, перья у нее отливают златом-серебром, вся она как жар горит: полетит по саду — весь он осветится разом! Одному перу ее, по словам сказок, "цена ни мало ни много — побольше целого царства", а самой Жар-птице и цены нет. Древнегреческое предание о птице Феникс, которая, состарившись, взмывает в солнечную высь, зажигает от молнии гнездо свое и сама в том огне сгорает, чтобы потом возродиться, имеет нечто родственное со славянскими преданиями о Жар-птице.

Жар цвет Этот фантастический цветок папоротника — воплощение молнии в славянских мифах. Когда он цветет, ночь бывает яснее дня и море колышется. Бутон его разрывается с треском и распускается золотым или красным, кровавым пламенем, притом столь ярким, что глаз не в состоянии выносить чудного блеска; показывается этот цветок в то же самое время, в которое и клады, выходя из земли, горят синими огоньками... Могучая сила принадлежит цвету папоротника: обладая им, человек не боится ни бури, ни грома, ни воды, ни огня, делается недоступным влиянию злого чародейства и может повелевать нечистыми духами. Цветок этот отмыкает все замки и двери (только приложи его — и железные запоры, цепи и связи вмиг распадаются!), открывает погреба, кладовые, казнохранилища и обнаруживает подземные клады — подобно тому, как удары молнии, разбивая облачные скалы, обретают за ними золото солнечных лучей. Кто владеет чудесным цветком, тот видит все, что кроется в недрах: темная земная кора кажется ему прозрачною, словно стекло. С помощью цветка можно черпать из рек и колодцев вместо воды сладкое вино. Всякий, кто достанет Жар-цвет, становится вещим человеком, знает прошедшее, настоящее и будущее, угадывает чужие мысли и понимает разговоры растений, птиц, гадов и зверей. Наконец, всякий, кто носит при себе цвет папоротника, делается незримым для всех присутствующих.

Жива В западнославянской мифологии главное женское божество. Она воплощает жизненную силу и противостоит мифологическим воплощениям смерти.

Зарница (Зимцерла) Владычица начала дня, то есть богиня утренней зари в западнославянских мифах. Порою она выходит резвиться по ночам над лесами-полями, и тогда называют ее Зарницею. В народе верят, что Зарница помогает обильному и быстрому созреванию жатв, а потому она почиталась покровительницею урожая. Зимцерлу изображали в злато-багряных одеждах, которые освещают восточные границы небес румяной утренней зарею.

Зевония (Зевана) Древняя богиня зверей и охоты. Она была весьма почитаема и славянами, жившими среди лесов, и другими народами, промышлявшими звероловством: векши (беличьи шкурки) и куницы составляли в древности не только одежду, но и употреблялись вместо денег. Зевана изображалась в богатой куньей шубе, отороченной белкою. Вместо епанчи (верхней одежды) на нее накинута медвежья шкура, а голова зверя служила шапкою. В руках Зевана держала натянутый лук и капкан, у ног ее лежала рогатина, с какой медведя из берлоги подымают, и нож. Всегда в храме Зеваны водились лучшие охотничьи собаки. Богине молились ловцы и охотники, прося у нее счастья в звероловстве, а в благодарность приносили часть своей добычи.

Злебог (Злодий Худич) У западных славян бог вечного мучения, которое ожидает в Пекле негодяев, воров, убийц, злодеев после смерти. Изображали его в виде чудовищной змеи, и был он неистощимым на казни, которые ожидали его жертв!

Злыдни В восточнославянской мифологии злые духи, маленькие существа, которые, поселившись за печкой (как домовой), остаются невидимыми и приносят дому несчастья.

Змей Горыныч Змей Горыныч — обитатель пещер, уходящих в неизведанные глубины гор, оттого-то и звался-величался он Горыныч ем. Под Змеем Горынычем подразумевались прежде всего грозные темные тучи, залегающие на небе пути-дороги солнцу красному и лишающие тем весь согреваемый его лучами живой мир главного источника жизни. С течением времени дракон-змей является уже не в виде самой тучи, а вылетающих из этой "небесной горы" молний. Змеевидность Ревет Змей таким зычным голосом, что дрожит от этого рева лес-дубровушка; бьет хвостом он по сырой земле — реки выступают из берегов; от ядовитого дыханья Змеиного сохнет трава-мурава, лист с дерев валится. Кажись, нет и спасения встречному человеку от такого чудища грозного! Но не таков дух русского народа, чтобы трепетать в бессильном страхе даже и перед подобным порождением темного зла. Исконный пахарь, всю жизнь и все свои силы полагающий на труд ради хлеба насущного, русский народ-сказитель сумел не только победить Змея, но и запрячь его в соху. До сих пор показывают в приднепровских местах борозды, проведенные плугом, в который был запряжен русский дракон. Тянутся эти "Валы Змеиные" с малыми перерывами на целые сотни верст (в Киевской, Подольской, Волынской и Полтавской губерниях) по лесам, по полям, по болотине.

Змиулан Могущественный покровитель черных туч в славянской мифологии, противник царя Огня и царицы Молоныщы (Перуна, Мокоши), связанный с образами Огненного Змея и Змея Горыныча. Как и все змеи в фольклоре — воплощение хитрости и зла.

ИЛЬЯ МУРОМЕЦ Любимейший герой русских былин. Подвиги его не могут изгладиться из памяти народа-пахаря, которого охранял этот богатырь от лютого ворога. Илья Муромец, сын Иванович, просидел сиднем тридцать лет и три года "близ славного города Мурома, в том ли селе Карачарове", но, едва поднявшись на ноги, сделался олицетворением несокрушимой силы богатырской дружины, могучим охранителем стольна-града Киева от "поганой орды", налетавшей на Русь православную. Он с честью-славою несет на своих могучих плечах немалую службу родине, обороняя рубеж великокняжеский, сражаясь то с Соловьем-разбойником, то с Калином-царем: олицетворением всех тех супостатов-ворогов, кои терзали Русь. Один Илья Муромец всегда остается "надежей" ласкового князя Владимира-Крас-на Солнышка. Илья Муромец — первый по старшинству лет в гриднице богатырской, первый и по силе, добродушный, хотя и не дающий спуска ничьей обиде-похвальбе.

Капища У древних славян места приношения жертв богам и божествам, отправления служб. Святилища под открытым небом нередко были круглыми, состоящими из двух концентрических валов, на которых разводились круговые костры.Во внутреннем кругу ставились идолы, обычно деревянные; здесь горел жертвенник и здесь "жрали бесам", то есть приносили жертвы богам. Это именовалось капищем. Внешний круг, по всей вероятности, предназначался для потребления жертвенной ритуальной пищи и назывался требищем.

Карачун Корочун Древние славяне почитали его подземным богом, повелевающим морозами. Его слугами были медведи-шатуны, в которых оборачивались бураны, и стаи волков-метелей. Позднее люди стали считать свирепого Карачуна богом скотьего падежа. День Карачуна совпадал с одним из самых холодных дней зимы, 23 декабря, когда перестают укорачиваться ночи, а солнце смотрит уже не на мороз, а на тепло. Вот та темная, непонятная сила, которая укорачивала светлую часть суток, и есть Карачун. Бог этот был столь грозен и неумолим, что до сих пор выражение "задать карачуна" означает умереть, пришибить, убить или злодейски замучить кого-то.

Карна и Желя В восточнославянской мифологии воплощение плача и горя, связанные с погребальными обрядами.

Кий В восточнославянской мифологии герой. Согласно легенде, Кий с младшими братьями Щеком и Хоривом — основатель Киева: каждый основал поселение на одном из трех киевских холмов.

Кикимора Славяне почитали ее злым божеством ночных кошмаров, а позднее — недобрым духом крестьянской избы. Родится она у красной девицы от Змея Огненного, а потому проклята еще до своего рождения. От этих проклятий детище пропадает из утробы матери, и нечистая сила переносит ее за тридевять земель, к злым колдунам, где оно и нарекается кикиморой, злым летучим духом. К семи годам вырастает заклятое детище, научается всякому недоброму волшебству. С виду кикимора тонешенька, малешенька, голова с наперсточек, а туловище не толще соломинки. Но, несмотря на свое убожество, видит она далеко по поднебесью, скорей того бегает по земле. Пробирается кикимора в крестьянскую избу, поселяется за печку. Отсюда и выходит она по ночам, чтобы проказить с веретенами, прялкой, вязаньем, начатой пряжей. Берет бабье рукоделье и садится на своем излюбленном месте — в правом от входа углу, подле самой печи. Сидит ли, прядет ли кикимора — беспрестанно подпрыгивает на одном месте. Только и слышно, как свистит на всю избу веретено, крутятся нитки. Впрочем, хоть кикимора и прядет, толку от ее работы нет. Перепутает нитки, скомкает куделю, а потом уберется за печку, чтобы и там стучать коклюшками, пугая малых детей. Но это еще ничего — так, озорство! Вот когда привидится она с прялкой на передней лавке, быть в доме покойнику. И если кого невзлюбит — всех из избы выгонит своими причудами.

Колдун (Чародей, Ворожбит) Колдуны бывают природные и добровольные, но разницы между ними нет никакой, кроме того, что последних труднее распознать в толпе и не так легко уберечься от них — таковы воззрения славянской мифологии. Природный колдун происходит так: девка родит девку, эта вторая приносит третью, и родившийся от третьей мальчик сделается на возрасте колдуном, а девочка — ведьмой. Впрочем, помимо этих двух категорий колдунов существуют, хотя и очень редко, колдуны невольные. Дело в том, что всякий колдун перед смертью старается навязать кому-нибудь свою волшебную силу, иначе ему придется долго мучиться, да и Мать-Сыра Земля его не примет. Поэтому знающие и осторожные люди тщательно избегают брать у него из рук какую-нибудь вещь, даже самые родные стараются держаться подальше.

КОЛЯДА В славянской мифологии воплощение новогоднего цикла. Иногда Коляду изображал сноп, принесенный в дом на Рождество (у поляков), или кукла "колед" (у хорватов). Упоминалась в величальных рождественских песнях — колядках ("Пришла Коляда накануне Рождества" и т.н.), исполнявшихся ходившей по дворам молодежью и содержавших магические заклятия — пожелания благополучия дому и семье, требования подарков (от хозяев), предрекавших разорение скупым. Иногда сами подарки — обрядовое печенье, каравай и т.п. — назывались коляда. Колядование могло сопровождаться ряженьем в коня, козу, корову, медведя и других животных, воплощавших плодородие.

КОНЬ древний символ, непременное условие хозяйственного благополучия, мечта о быстрой езде, о других краях..

Коровья смерть Злое существо, несущее погибель всему крестьянскому стаду. Является оно, согласно воззрениям славянской мифологии, в образе безобразной, злобной старухи, у которой, вдобавок ко всей ее уродливости, руки с граблями. Она никогда сама в село не приходит, а непременно завозится или заносится прохожим-проезжим человеком. Чтобы оберечься от беды, деревенские женщины ночью совершают древний таинственный обряд опахивания деревни. Если при опахивании попадалось навстречу какое-нибудь животное, или, храни Бог, человек, на него накидывались всей толпой, гнали и старались убить или прогнать подальше. Поверье гласило, что облик того встречного существа принимала сама Коровья Смерть.

Корс Покровитель питья и еды, бог пиров у древних славян. Изображали его в виде нагого юноши, увенчанного венком из хмелевых плетей и едва прикрытого листьями хмеля. Он выглядел полусонным, словно спьяну, в руке держал ковш, ибо всегда был непрочь к нему приложиться. Коре сидел на утлой, вверх дном опрокинутой бочке, а вокруг валялись пустые кувшины и черепки от разбитых чаш. Там, где начиналась, пирушка, и был храм Корса.

Кострома В восточнославянской мифологии воплощение весны и плодородия, В русских обрядах "проводов весны" ("проводов Костромы") Кострома — молодая женщина, закутанная в белые простыни с дубовой веткой в руках, идущая в сопровождении хоровода. При ритуальных похоронах Костромы ее воплощает соломенное чучело женщины или мужчины. Чучело хоронят (сжигают, разрывают на части) с обрядовым оплакиванием и смехом, но Кострома воскресает. Ритуал призван был обеспечить плодородие.

Кострубонька Воплощение плодородия в восточнославянской мифологии. Кострубоньку изображало чучело мужчины. Ритуальные похороны Кострубоньки знаменовали переход к весеннему циклу.

Кощей Бессмертный Скупой хранитель сокровищ и опасный похититель красавиц. В старославянских памятниках слово "кощь" ("кошть") попадается исключительно в значении: сухой, тощий, худой телом и, очевидно, стоит в ближайшем родстве со словом "кость", как прилагательное к существительному; глагол же "окостенеть" употребляется в смысле: застыть, оцепенеть, сделаться твердым, как кость или камень, от сильного холода. Смерть Кощея сокрыта столь далеко, что его, называют Бессмертным: на море на океане, на острове на Буяне есть зеленый дуб, под тем дубом зарыт железный сундук, в том сундуке заяц, в зайце утка, а в утке яйцо; стоит только добыть это яйцо и сжать его в руке, как тотчас же Кощей начинает чувствовать страшную боль; стоит только раздавить яйцо — и Кощей мгновенно умирает.

Кукер Воплощение плодородия в южнославянской мифологии. Во время кукерских обрядов изображались грубые физиологические действия, обозначавшие брак Кукера с его женой, которая обычно цредставала затем беременной и изображала роды; совершались ритуальная пахота и посев, также призванные обеспечить плодородие.

КУПАЛА Главный персонаж праздника летнего солнцестояния (ночь на Ивана Купалу) в восточнославянской мифологии. Купалу топят в воде; разжигаются священные костры, через которые прыгают участники обряда: ритуал призван обеспечить плодородие (от высоты прыжка зависит высота хлебов и т.п.). Купальские ритуалы соотносятся с огнем (земным и небесным — солнцем, в купальских ритуалах представленным колесом) и водой, которые выступают в купальских мифах как брат и сестра.

Лад Бог примирения и согласия, дружбы, искренности у древних славян. Недаром его имя созвучно слову "ладонь" как знаку открытых, честных намерений. Ведь рукопожатие оттого и происходит, что люди при встрече как бы уверяют друг друга: "В моей руке нет ни камня, ни оружия"

Лада Славянская богиня красоты, любви и бракосочетаний. Но так как любовь порою бывает и причиною горя, то Лада олицетворяла и несчастную любовь. О человеке, который женился без любви, говорили: "Не с Ладою женился!" Чтобы избегнуть таких бед, каждая пара молодоженов приносила богине цветы, живых птиц, мед и ягоды. Великолепный храм Лады стоял в древнем Киеве, а в том храме — статуя несравненной красавицы в розовом венке. Ее золо-тоцветые волосы были убраны жемчугами, платье изукрашено богатым шитьем и драгоценностями. Она держала за руку крылатого младенца, своего сына и бога любви Леля.